(no subject)

К твоему деду они пришли на рассвете в его деревенский дом. Жена и дети ещё спали. Они наставили на него винтовки и забрали весь хлеб, паспорт, сбережения и увели корову. Когда семья проснулась, то застала твоего деда в сарае с верёвкой в руке, где он проверял прочность перекладины. Веревку у него отобрали и сожгли в тот же день.

Через несколько лет ночью они постучали в дверь твоему деду. Уже никто не спал. Они сказали ему собираться. Жена молча рухнула в прихожей на пол и вцепилась в ногу мужа. Они ударили её прикладом по голове. "Полы-то неровные у нас" - последнее, что подумала твоя бабушка перед тем, как потерять сознание. Дети видели это. Кажется, они плакали. Твоего деда увезли на Колыму. 10 лет без права переписки.

...Твоего деда вывел из короткого забытья резкий удар в печень. Живой труп его с трудом поднялся с ледяной земли барака.
Твоего деда вывели во двор и выбили ему оставшиеся несколько зубов - за то, что медленно просыпался. Потом его тело закинули в товарный вагон, набитый такими же человеческими отголосками, как он, - и повезли на фронт. Твой дед ничего не чувствовал, кроме голода. Ему хотелось есть и умереть. Умереть он не мог. В голове его промелькнуло то утро в деревне, сарай и веревка. "Зачем они так рано пришли, ещё бы минут пять и все бы было закончено" - тупо, без эмоций, мелькнула в его голове бледная мысль.

В первый же день на фронте твоего деда бросили в атаку. Под пули, под танки. Сзади стояли те самые будущие уважаемые ветераны, они целились ему в спину - на тот случай, если твой дед вдруг не станет бежать под танки. Он побежал.

Чудом (зачем-то) твой дед выжил. Пули попали ему в пах, в ногу и одна разорвала ему ухо. Он очнулся в госпитале.

Война закончилась. Однажды они опять позвонили в дверь. Некому уже было лежать в коридоре и некому было его оплакивать. Дети сгинули на фронте. Жена без вести пропала в лагерях. Твой дед потом узнал, что её забрали через неделю после его ареста, как жену врага народа. Их сосед очень любил писать доносы. Но это уже было неважно. Твоему деду сказали покинуть Москву в течение трех дней и никогда сюда не возвращаться. Он уехал.

Потом он умер, ты его не застал. Умер где-то в одиночестве под Рязанью. Похоронили его быстро и незаметно. Кстати, в последние годы он много пил. Иногда плакал. По ночам просыпался и хрипел, задыхался и падал с постели. Никто не знает, что он чувствовал в те минуты. Да ты об этом никогда не и узнаешь - тебе это не интересно.

Прошло 70 лет. Ты наклеил на свою немецкую иномарку "можем повторить". Ты что-то собрался праздновать. Ты смотришь парад - тебе очень нравятся танки. На трибуне ты замечаешь ветерана. Того, который однажды целился твоему деду в спину. А может и не целился - в любом случае ты и не задумаешься об этом.

Ты рад, у тебя приподнятое настроение и ты даже нашёл единственную фотографию своего деда и гордо идёшь с ней по Москве. "Наша Победа" - думаешь ты.
Вечером ты напьешься с друзьями. А утром ты похмелишься и зачем-то станешь жить дальше.

Последний из великих.


Из мрачной глубины веков ты поднималась исполином - твой Петербург мирил врагов высокой доблестью полков в век золотой Екатерины. Священной музыкой времён над златоглавою Москвою струился колокольный звон, но даже самый тихий он кому-то не давал покоя. А золотые купола кому-то чёрный глаз слепили - ты раздражала силы зла и, видно, так их довела, что ослепить тебя решили.
9 vrata

Русская культура в анекдотах Сергея Довлатова

Книга Марианны Волковой и Сергея Довлатова «Не только Бродский» представляет собой своеобразный жанр, где изобразительное начало органично сплавлено с литературным: замечательные фотографии известных деятелей современной отечественной культуры (метрополии и русского зарубежья), сделанные М. Волковой, даны в сопровождении специально написанных к ним текстов С. Довлатова. Среди героев книги — В. Аксенов, А. Битов, А. Вознесенский, Н. Коржавин, М. Ростропович и другие. Текст и фото приводятся по изданию: Волкова М., Довлатов С. Не только Бродский. Русская культура в портретах и анекдотах. - М.: РИК «Культура», 1992. Читать книгу полностью: imwerden.de/publ-5238.html



Collapse )

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

потому, что мы «банда»

Оригинал взят у mi3ch в потому, что мы «банда»


Ребенка, ставшего жертвой насилия со стороны взрослого, довольно легко запугать. В Лос-Анджелесе существует ассоциация байкеров против насилия над детьми (BACA — Bikers Against Child Abuse). Здоровые мужики в черной коже поддерживают детей в зале суда – ребенок видит, что за ним стоит серьезная сила и не боится давать показания против взрослого. Они охраняют детей во время всего судебного процесса.

Когда в BACA получают вызов, то двадцать пять байкеров садятся на свои мотоциклы. Прибыв на место, они выдают ребенку жилет своего братства и объясняют, что теперь он находится под их полной защитой. И это творит чудеса. Дети перестают бояться своих насильников.

via

Януш.

Когда все обитатели «Дома сирот» уже поднялись в вагон поезда, отправлявшегося в Треблинку, к Янушу подошел офицер СС и спросил:
«Это вы написали «Короля Матиуша»? Я читал эту книгу в детстве. Хорошая книга. Вы можете быть свободны».
«А дети»?
«Дети поедут. Но вы можете покинуть вагон».
«Ошибаетесь. Не могу.».

А через несколько дней, в концлагере Треблинка он вместе со всеми детьми, вошел в газовую камеру. По дороге к смерти Януш держал на руках двух самых маленьких деток и рассказывал сказку ничего не подозревающим малышам.
В принципе, можно больше ничего не знать о Корчаке. Но есть ещё его 10 заповедей для воспитания детей:

Не жди, что твой ребенок будет таким, как ты или таким, как ты хочешь. Помоги ему стать не тобой, а собой.

Не требуй от ребенка платы за все, что ты для него сделал. Ты дал ему жизнь, как он может отблагодарить тебя? Он даст жизнь другому, тот — третьему, и это необратимый закон благодарности.

Не вымещай на ребенке свои обиды, чтобы в старости не есть горький хлеб. Ибо что посеешь, то и взойдет.

Не относись к его проблемам свысока. Жизнь дана каждому по силам, и будь уверен — ему она тяжела не меньше, чем тебе, а может быть, и больше, поскольку у него нет опыта.

Не унижай!

Не забывай, что самые важные встречи человека — его встречи с детьми. Обращай больше внимания на них — мы никогда не можем знать, кого мы встречаем в ребенке.

Не мучь себя, если не можешь сделать что-то для своего ребенка, просто помни: для ребенка сделано недостаточно, если не сделано все возможное.

Ребенок — это не тиран, который завладевает всей твоей жизнью, не только плод от плоти и крови. Это та драгоценная чаша, которую Жизнь дала тебе на хранение и развитие в нем творческого огня. Это раскрепощенная любовь матери и отца, у которых будет расти не «наш», «свой» ребенок, но душа, данная на хранение.

Умей любить чужого ребенка. Никогда не делай чужому то, что не хотел бы, чтобы делали твоему.

Люби своего ребенка любым — неталантливым, неудачливым, взрослым. Общаясь с ним — радуйся, потому что ребенок — это праздник, который пока с тобой.